27.04.2018
0

ВС еще раз подтвердил, что в банкротстве не всегда действует принцип «кто первый встал, того и тапки».

Согласно сведениям Федерального ресурса (Единого федерального реестра сведений о банкротстве), заявителями в делах о банкротстве компаний, как правило, выступают кредиторы. В 1 квартале 2018 года они инициировали 76% дел, в аналогичном периоде прошлого года – 81% дел.

При этом часто усматриваются некоторые закономерности в появлении кредитора в деле о банкротстве, его последующих требованиях и действиях должника. Как правило:

— кредитор получает судебный приказ незадолго до принятия решения должника о ликвидации,

— сумма требований кредитора является достаточной для вынесения судебного приказа и инициирования банкротства,

— должник не проявляет инициативу в рассмотрении дела (а иногда представители должника и кредитора совпадают).

Это незначительная часть признаков, которая может свидетельствовать о недобросовестных действиях должника.

Данные действия при наличии аффилированного кредитора дают должнику возможность ввести подконтрольную процедуру банкротства. Это достигается за счет того, что аффилированный кредитор при заявлении должника банкротом определяет кандидатуру арбитражного управляющего, что дает некоторое преимущество должнику перед кредиторами. Кроме того, при рассмотрении заявления кредитора о признании банкротом должника, находящегося в стадии добровольной ликвидации, суды по заявлению кредитора открывают конкурсное производство, которое является последним этапом в процедуре банкротства. В результате нехитрых манипуляций должник признается банкротом по заявлению аффилированного кредитора; открывается конкурсное производство и назначается арбитражный управляющий, предложенный должнику аффилированным кредитором.

Если реальный кредитор не отреагирует на данные действия должника, то скорее всего, его ждет участь большинства кредиторов – утрата контроля над процедурой и потеря шансов на удовлетворение его имущественных требований.

Активной позиции кредитора по обжалованию заявления аффилированного кредитора о банкротстве с предоставлением аргументов о недобросовестности должника и аффилированного кредитора может быть недостаточно. Практическим примером данной ситуации может служить дело о банкротстве ЗАО «Фирма Вастом».

Арбитражный суд города Москвы по заявлению индивидуальный предпринимателя (ИП) Руслана Яхудина признал должника ЗАО «Фирма Вастом», находящегося в ликвидации, банкротом по упрощенной процедуре. Суд назначил конкурсным управляющим Алексея Заикина и включил сумму требований Р. Яхудина на 330 тыс. рублей в третью очередь требований кредиторов.

ООО «Высота», не являясь кредитором ЗАО «Фирма Вастом» до введения процедуры банкротства, внес в депозит нотариуса 334,8 тыс. рублей в счет исполнения обязательств должника перед Р. Яхудиным. Суды на требования кредиторов – оставить заявления Р. Яхутдина без рассмотрения в связи с погашением его задолженности – отказали, пояснив, что ИП не давал своего согласия на суброгацию, перечисленные средства не принял и расценил их, как принудительный выкуп отдельных прав к должнику.

Верховный суд отнесся к аргументам сторон иначе: ООО «Высота» погасило просроченную задолженность фирмы перед Р. Яхудиным в полном объеме, что порождает у Р. Яхудина обязанность принять это исполнение. Данное погашение было произведено в порядке ст. 313 Гражданского кодекса после возбуждения производства по делу о банкротстве, но до введения в отношении должника какой-либо процедуры банкротства. Далее Верховный суд указал, поскольку главная цель участия кредитора в деле о банкротстве (получение исполнения обязательства) достигнута, то у Р. Яхудина не должно быть дальнейшего правового интереса к процедуре банкротства.

Данным решением Верховный суд напомнил, что согласно судебной практики, допускается до введения процедуры банкротства применение ст. 313 Гражданского кодекса, то есть исполнение третьим лицом требований конкретного кредитора (без волеизъявления последнего) в индивидуальном порядке с переходом к этому третьему лицу прав кредитора через суброгацию. При этом, поскольку само требование сохраняется (меняется лишь личность кредитора), предполагается, что новый кредитор-правопреемник поддерживает заявление его предшественника о признании должника банкротом. В противном случае следует считать, что новый кредитор не настаивает на исполнении обязательств должника через банкротство.

Верховный суд отменил решения судов в части утверждения конкурсного управляющего и признания требования ИП Р. Яхудина обоснованным, заявление ИП оставил без рассмотрения, а вопрос об утверждении кандидатуры конкурсного управляющего направил в Арбитражный суд Москвы на новое рассмотрение.

Таким образом, кредитор, используя логику данного решения Верховного суда, имеет все шансы защитить свои интересы через выкуп долга у аффилированного с должником кредитора.

Задать вопрос эксперту

наш консультант свяжется с Вами в течение суток и бесплатно ответит на Ваш вопрос

Консультант:
Лилия Моругина

Старший специалист по взаимодействию с клиентами

Ответить