28.05.2018
0

Шанс есть! Что необходимо сделать, чтобы избежать субсидиарной ответственности

2017 год стал знаменательным с точки зрения расширения оснований и лиц, привлекаемых к субсидиарной ответственности в рамках процедуры банкротства. Так, летом 2017 года незаметная статья о субсидиарной ответственности преобразовалась в целую главу. С тех пор произошло много законодательных изменений и в судебной практике стали возникать вопросы о границах толкования и формального подхода в работе судов. Вместе с членом правления Ассоциации Профессионалов Антикризисного Управления Алексеем Смирновым разбираемся, как можно снизить риск привлечения к субсидиарной ответственности руководителя в случае банкротства компании.

Постановление ВС от 21 декабря не внесло ясности в вопрос подхода к данному вопросу. Весы правосудия так и остались находиться между судебным оценочным пониманием и усмотрением, с одной стороны, и объективными обстоятельствами, которые используются в защите менеджеров, с другой стороны.

Поворотным можно назвать дело Николая Зацарина руководителя ООО «Волгоградского завода буровой техники» (ВЗБТ), когда ВС приостановил исполнение решения нижестоящих судов по взысканию с руководителя суммы более 1 млрд. рублей. Основанием для таких решений было формальное невыполнение Николаем Зацариным обязанности по подачи заявления о банкротстве. В действительности у компании по результатам бухгалтерского баланса за девять месяцев был убыток в размере 354 млн. рублей. В данном случае суды не учли, что руководитель не скрывал сложившуюся ситуацию и активно искал способы выйти из затруднительного финансового положения. Например, он обращался к представителю владельца компании и другим участникам общества, выдвигал план по преодолению кризиса на заводе.

Чем интересен подход ВС в этом деле, кроме того, что он отменил решения нижестоящих судов?

Во-первых, «Сами по себе кратковременные и устранимые затруднения не могут рассматриваться как безусловное доказательство возникновения необходимости обращения руководителя в суд с заявлением о банкротстве» – говорится в определении.

Во-вторых, ВС также обратил внимание на тот факт, что в рамках рассмотрения дела не были изучены важные для судебного решения документы, в частности контракт с ОАО «Сургутнефтегаз», который позволял ВЗБТ погасить свою задолженность, а также мировое соглашение с одним из крупных кредиторов.

Данное судебное дело является примером применения подхода о невозможности привлечения к ответственности руководителя, принимавшего, меры по предотвращению банкротства.

Вывод из данного кейса – ВС сформулировал признаки добросовестности руководителя должника. Данные признаки лежат в области оценочных категорий «добросовестность», «разумный срок», «должные усилия», «экономически обоснованный», «успешность мер». При этом необходимо чтобы эти признаки поведения руководителя были предоставлены суду в совокупности, т.е. руководитель должен доказать добросовестность своих действий тем, что он приложил должные усилия для достижения результата и решения финансовых проблем компании в разумный срок, план его действий был экономически обоснованным, принял успешные меры по урегулированию споров с кредиторами.

Таким образом, я могу сделать вывод, что снижение риска субсидиарной ответственности руководителя зависит от предоставления в суд объективной информации, подтверждающей «стандартное» поведение добросовестного руководителя. В этом смогут помочь наши эксперты, которые проведут для вас экономический анализ финансового состояния компании с указанием причин, которые привели к кризисной ситуации, и помогут подготовить для представления в суд объективных доказательств добросовестности в вашу пользу.

Задать вопрос эксперту

наш консультант свяжется с Вами в течение суток и бесплатно ответит на Ваш вопрос

Консультант:
Лилия Моругина
Старший специалист по взаимодействию с клиентами

Ответить